Мир авторской песни
Мир авторской песни
Статьи по теме самодеятельной бардовской авторской песни.
Фестивали, концерты, интервью, клубы КСП и КАП, объявления, пресс-релизы…
Информация скопирована из интернета с указанием источника. К сожалению, яндекс не считает это правильным и наложил санкции.

MirAP.ru

Амурск

Фестиваль «Встречи на Ульме»

Почему амурские барды не поют свои песни?

Жюри «Встреч на Ульме» о фестивале и будущем гитарной песни

В начале июля в Мазановском районе в пятый раз прошел областной фестиваль гитарной песни «Встречи на Ульме». На территории охотничье-туристической базы собралось около трех сотен романтиков из разных уголков Приамурья, и, как отмечают кураторы фестиваля, для такого выездного мероприятия это не мало. Любители песен под гитару не только перебирали струны у костра, но и соревновались в мастерстве на большой сцене. За их выступлениями наблюдали члены жюри — бард Александр Бобошко, поэт и музыкант Евгений Еремин, руководитель музыкально-творческой студии ART-major и куратор фестиваля Светлана Галиева. О том, какие впечатления оставили «Встречи на Ульме», чем живут сегодня амурские барды и почему появляется все меньше авторских песен, судьи рассказали «Амурской правде».

Почему амурские барды не поют свои песни / В начале июля в Мазановском районе в пятый раз прошел областной фестиваль гитарной песни «Встречи на Ульме». На территории охотничье-туристической базы собралось около трех сотен романтиков из разных уголков Приамурья, и, как отмечают кураторы фестиваля, для такого выездного мероприятия это не мало. Любители песен под гитару не только перебирали струны у костра, но и соревновались в мастерстве на большой сцене. За их выступлениями наблюдали члены жюри — бард Александр Бобошко, поэт и музыкант Евгений Еремин, руководитель музыкально-творческой студии ART-major и куратор фестиваля Светлана Галиева. О том, какие впечатления оставили «Встречи на Ульме», чем живут сегодня амурские барды и почему появляется все меньше авторских песен, судьи рассказали «Амурской правде».

БАРДЫ НЕ В ТРЕНДЕ

— Вам, как членам жюри, приходилось не только слушать песни, но и оценивать их с профессиональной точки зрения. Что можете в целом сказать об особенностях этого фестиваля?

Светлана Галиева: — В этом году было заявлено пять номинаций: песня авторская, эстрадная, туристская, городской романс. Конечно, была и бардовская песня, но в честь 70‑летия Победы мы посвятили ее военной теме — конкурсантам нужно было исполнить военные песни Высоцкого, Окуджавы, Визбора и других бардов. И вот какую особенность мы заметили: из 34 участников только 8 человек выступили с авторскими песнями, а туристских песен не прозвучало вообще.

— С чем вы это связываете?

Евгений Еремин: — Скорее всего, тут несколько факторов. Во-первых, сейчас петь просто под гитару почти никто не решается. Всем нужна какая‑то аппаратура, шоу.

Светлана Галиева: — Пожалуй, сейчас умение сыграть красиво на гитаре, преподнести свою душу без мишуры почти утратилось. Кроме того, в 50—60‑е бардовские песни были настоящей альтернативой официальной эстраде, не случайно их часто пели на кухнях и у костров, то есть в неформальной обстановке. Позднее эти функции перешли к рок-музыке, которая постепенно стала вытеснять авторскую песню. Но и среди рокеров по‑настоящему оригинальных групп сейчас не так уж и много — далеко не все амурские рок-музыканты могут устроить сольный концерт, состоящий только из своих собственных песен.

Александр Бобошко: — Большинство исполнителей равняются на эстраду, где в основном звучат беззаботные и бессмысленные вещицы. Кстати, об опасности вырождения бардовской песни в эстрадный формат Булат Окуджава говорил еще в 1986 году.

Факт: 34 исполнителя в возрасте от 16 до 60 лет съехались на фестиваль «Встречи на Ульме», который прошел в Мазановском районе

Светлана Галиева: — Дело еще в том, что эстрада — более профессиональное понятие, то есть технически там все на более высоком уровне: кто‑то пишет слова, кто‑то музыку, кто‑то делает аранжировки. Исполнять же все это могут совсем другие люди. А бард ценен именно тем, что он автор и исполнитель в одном лице. Кроме того, он философ, носитель какого‑то особого мировоззрения, которым ему важно поделиться с людьми. К сожалению, на фестивале таких людей почти не оказалось.

Александр Бобошко: — Справедливости ради стоит сказать, что это тенденция не только нашего ульминского фестиваля, но и той же Грушинки. Рыба, как говорится, гниет с головы. Еще одна особенность — это отсутствие эмоционального заряда у многих исполнителей. Скажем, поет человек песню Высоцкого, но делает это как‑то вяло, не вживаясь в нее, и от этого весь эффект пропадает.

Светлана Галиева: — К сожалению, такая проблема была у многих. И все‑таки некоторым удалось зацепить нас своим исполнением. Например, ребята из Пояркова потрясающе спели цоевскую «Кукушку» — эмоции просто били наружу. В этой же военной номинации сильное выступление было и у Натальи Поповой, ей и досталась победа.

Александр Бобошко: — Наталья выступала не в первый раз. Помню, как она плакала два года назад, когда не смогла победить. Тогда я подошел к ней, решил поддержать: мол, вы хорошо все делали, не получили первое место сейчас — потом получите. Главное — работайте в том же ключе. Наверное, я не зря ей тогда это сказал, раз в этом году она стала победительницей. Кстати, ей еще достался титул «Мисс Ульма».

ШКОЛА ГИТАРЫ

— Есть ли вероятность, что подобный фестиваль появится, скажем, в Благовещенске?

Александр Бобошко: — Думаю, что Благовещенск был бы самым лучшим местом проведения такого фестиваля, но пока ни от кого не поступало предложений. Что говорить, если несколько лет у нас вообще не было никакого фестиваля. А я помню, как в 1987 году в Доме молодежи фестиваль гитарной песни собирал полный зал. Люди приезжали из других регионов, даже из Москвы и Киева. Затем некоторое время мы собирались на турбазе «Мухинка», а потом настали другие времена — и фестиваля не стало. Так что хорошо, что пять лет назад люди с гитарами вообще снова собрались вместе. Но, думаю, в перспективе такой фестиваль должен появиться в Благовещенске — это расширит его географические границы, снова привлечет людей из других регионов.

Светлана Галиева: — Думаю, проведение дальневосточного фестиваля вполне возможно, но сначала нужно реанимировать культуру авторской песни. По этому поводу у нас уже есть некоторые идеи: например, было бы неплохо открыть школу гитары и авторской песни. Хотелось бы научить людей передавать свои мысли с помощью песен.

Сейчас умение сыграть красиво на гитаре, преподнести свою душу без мишуры почти утратилось.

Евгений Еремин: — Возможно, в ком‑то есть такие зерна, но не нашлось человека, который помог бы им прорасти. Кто‑то просто стесняется, не может раскрыться в силу интровертности. Опять же умение играть на гитаре — не конечная точка, скорее это средство общения, которое может стать стимулом для творчества как такового. Пока же «настоящих буйных» все‑таки мало, хотя посмотрите, сколько в Благовещенске музыкальных магазинов — и в каждом полно гитар. То есть многие по своим квартирам что‑то такое пишут и играют, и наша задача — вытащить их из дома наружу.

Светлана Галиева: — Конечно, собрать вместе бардов гораздо сложнее, чем рокеров. Рок-музыканты по природе своей люди командные — они объединяются в группы по интересам, и им легче творить вместе. Барды же — одиночки, но иногда им тоже нужно собираться вместе.

В БАРДАХ ПОДРОСТКИ И ПЕНСИОНЕРЫ

В этом году на фестиваль съехались 34 исполнителя от 16 до 60 лет. Они представляли 12 территорий: города Благовещенск, Белогорск и Свободный, а также Архаринский, Благовещенский, Бурейский, Константиновский, Магдагачинский, Мазановский, Михайловский, Свободненский и Селемджинский районы. «Встречи на Ульме-2015» стали юбилейными: пять лет назад начало этой традиции положил Александр Викторович Скорохватов — начальник комитета по взаимодействию с органами местного самоуправления по вопросам культуры, спорта и молодежной политики Мазановского района», — отметила Светлана Галиева.